Кому блокада, кому нажива. Как негодяи наживались на голоде ленинградцев

Нельзя передать словами все те страдания, которые пережили жители блокадного Ленинграда. Фашисты штурмовали город, обстреливали, бомбили его и подвергли жесточайшей блокаде. Но Ленинград и ленинградцы выстояли. В блокаде от холода, голода, истощения, бомбежек погибло до полутора миллиона человек.

В тот страшный период были и те, кто наживался на смертях своих сограждан. Так называемые блокадные паразиты. В голодающем городе они сделали целые состояния.

Не стоит забывать об этих подлецах, которые покрыли себя несмываемым позором.

Во время блокады в поле зрения ОБХСС попали две сестры Антиповы.

Одна из сестер работала поваром в школьной столовой. Вторая сестра заведовала магазином галантерейных товаров. В доме у сестер нашли 100 килограммов муки, 100 килограмм сахара, огромное количество консервов, масла, 100 килограмм мыла и полный ассортимент галантерейного магазина. И это в тот момент, когда жителям блокадного Ленинграда выдавали в день по 125 грамм хлеба, и далеко не такого, какой знаем мы.

В тот период в хлеб добавляли жмых, целлюлозу, отруби, соду. Этих компонентов было даже больше, чем муки. И такой хлеб ценился дороже золота.

С первых дней блокады в военкоматы выстраивались очереди из желающих поехать на фронт.

Очереди осаждали также продуктовые магазины, где народ стоял, надеявшись хоть немного пополнить запасы. Люди сметали все. Магазины опустели очень быстро и витрины были заколочены.

Перестал ходить общественный транспорт, пропало уличное освещение и электричество в домах.

Втихаря в городе начали появляться точки, где людям предлагали обменять вещи на продукты питания. Предприимчивые дельцы, в руках которых оказались запасы продовольствия, обменивали стакан муки, небольшой мешочек муки или стакан риса на золотые украшения, картины известных художников или шубы из натурального меха.

Продавали и за деньги, но цены были астрономическими. Деньги у дельцов популярностью не пользовались, потратить их все равно было негде. Устанавливать заоблачные цены спекулянты не стеснялись. Они понимали, что в момент отчаянного голода человек перестает думать о деньгах.

Цена килограмма хлеба на черном рынке в разные периоды варьировалась от 400 до 1200 рублей. Притом, что официальная стоимость составляла 1 рубль 90 копеек.

Для сравнения: средняя зарплата в городе составляла 400 рублей в месяц.

Одна из жительниц блокадного города вспоминала, как обменяла золотые часы на сливочное масло, размером с грецкий орех.

В руках предприимчивых торгашей оказались сосредоточены большие материальные ценности.

Их владельцам вовсе не хотелось, чтобы город освободили советские войска. Они ждали немецких оккупантов. Ведь только при захвате фашистами их драгоценности, картины, меха приобретут настоящий смысл. И они заживут припеваючи.

Несмотря на большую загруженность, правоохранительные органы не забывали про таких дельцов и регулярно производили рейды, на которых находились новые и новые квартиры, до потолка набитые добром.

С началом блокады в Ленинграде ввели карточную систему распределения продуктов. В типографиях, где печатали эти карточки, работали проверенные и порядочные люди. Но бывали и исключения.

Два нечистых на руку ленинградца Зенкевич и Заломаев нашли выход на уборщицу предприятия, печатающего продуктовые карточки. В обмен на продукты, женщина передавала им обрезки бумаги и литеры. А те изготавливали на дому фальшивки, по которым получали хлеб и другие продукты. В эту преступную группу были вовлечены 14 человек. В блокадном Ленинграде они жили припеваючи.

Подпольная типография просуществовала три месяца. Зенкевич с Заломаевым после короткого суда были расстреляны. Их подельники получили большие тюремные сроки.

Очередная совершенно бесчеловечная махинация была выявлена, когда поймали продавщицу продуктового магазина, которая, отоваривая голодных людей, вырезала у них лишние талоны. Люди понимали это только придя домой, когда доказать факт мошенничества было уже поздно.

Хорошо известно дело некоего Семена Каждана. Он был снабженцем в одной из организаций. По долгу службы он часто выезжал в Среднюю Азию, где получал продукты и доставлял к пункту переправки в Ленинград в отдельном товарном вагоне.

В Ташкенте Семен подружился с другим снабженцем по фамилии Бурлака. Он занимался поставками риса и сухофруктов из Афганистана. В каждой партии продуктов, пересекавших СССР, была неучтенная часть, которая предназначалась Бурлаке.

Воспользовавшись возможностями Каждана, махинаторы осуществляли поставку риса в голодающий город. В Ленинграде афганский рис реализовывали через несколько точек. Получая сверхприбыль, негодяи совсем потеряли бдительность. Одна из точек располагалась в фотоателье. Постоянное оживление возле пункта привлекло внимание органов.

Обыск в квартире Каждана продолжался несколько дней. Деньги и драгоценности выковыривали из-под плинтусов, находили в матрасах и прочих тайниках. Только наличными обнаружили 700 тысяч рублей и 360 тысяч долларов.

Когда задержали всех сообщников Каждана, включая азиатского поставщика Бурлаку, в руки органов попало почти 4 килограмма золотых изделий и полтора миллиона рублей. Все члены группы были расстреляны.

Размах деятельности негодяев во время блокады Ленинграда впечатляет. За этот период правоохранители изъяли 24 миллиона рублей наличными, золотых изделий на 37 миллионов рублей, бесчисленное количество произведений искусства, старинных книг.

Подпольные миллионеры во время войны появились не только в Ленинграде, но и в других городах.

До многих из них не дошло правосудие, и они умерли своей смертью на груде богатств, которым так и не нашли применения.

Дорогие читатели. Благодарю вас за внимание. Желаю мирного неба над головой. С любовью к вам.