Кто такие Гамаюн, Сирин и Алконост?

Как известно, в древнерусской литературе птица Гамаюн была чудесной птицей без крыльев и ног, всю жизнь летающей по небу, а на землю падающей только мертвой.

Но это было в русском Средневековье, потом эта легенда забылась.

Новый взлет популярности птицы Гамаюн в русской культуре произошел в конце XIX - начале XX века, и связан он с двумя произведениями искусства.

Это знаменитая картина великого русского художника Виктора Васнецова «Гамаюн, птица вещая».

И написанное под впечатлением от этой картины одноименное стихотворение Александра Блока.

На гладях бесконечных вод,

Закатом в пурпур облеченных,

Она вещает и поет,

Не в силах крыл поднять смятенных…

Вещает иго злых татар,

Вещает казней ряд кровавых,

И трус, и голод, и пожар,

Злодеев силу, гибель правых…

Предвечным ужасом объят,

Прекрасный лик горит любовью,

Но вещей правдою звучат

Уста, запекшиеся кровью!..

После этого союза двух классиков Гамаюн в России надолго стал птицей с женским лицом, которая предсказывает будущее, обычно - кровавое.

Очень часто Гамаюн идет в связке с еще двумя вещими птицами из русских сказок – Сирином и Алконостом. Достаточно вспомнить песню «Купола» Владимира Высоцкого:

Птица Сирин мне радостно скалится, Веселит, зазывает из гнёзд, А напротив тоскует-печалится, Травит душу чудной Алконост.

Словно семь заветных струн Зазвенели в свой черёд — Это птица Гамаюн Надежду подаёт!

Ну или композицию «Сирин, Алконост, Гамаюн» с «Русского альбома» тогда еще не иноагента Бориса Гребенщикова.

В отличие от Гамаюна, который сначала был птицей-инвалидом, и только потом стал химерой с человеческим лицом, Сирин и Алконост изначально представляли собой птиц с женскими головами. Вот вам для примера лубок "Алконост", конец XVIII — начало XIX века.

Как писалось в древнерусском «Азбуковнике»: «Сирин есть птица от главы до пояса состав и образ человечь, от пояса же птица».

Сирин и Алконост всегда ходят парой, и даже «суперспособность» у них одинакова – завораживающее человека пение: «Аще человек глас ея услышит, пленится мысльми и забудет вся временная…».

Вот только характер способности у них разнится принципиально – Сирин «грустит и плачет», а Алконост – «радуется и смеется». Все, как на знаменитой картине того же Васнецова «Сирин и Алконост. Птицы радости и печали»:

А о том, на гербах каких городов изображены эти птицы, вы можете прочитать в моей книге "Царский титул в картинках".